СВЕТ В КОНЦЕ ТОННЕЛЯ (эпилепсия)

15.04.2013 Автор: Рубрика: Болезни

Началось, как всегда – неожиданно. Хотя… вру, конечно. Это такая штука, что все  время подспудно ожидаешь: ну когда же, когда? Я знаю, что все равно рано или поздно это случится. Неизбежность, понимаете? Оно и случается… После этого можно наконец расслабиться и какое-то время жить как нормальный человек. До следующего раза.

          Начало всегда одинаковое: мир вдруг начинает неуловимо меняться. Звуки, краски – все становится немного другим. Как будто зрение переключается. Да, мне кажется, что я даже слышу легкий щелчок – как будто тумблер переключили. А зрение словно «плавает»: все раз! – и расплылось, два – и снова собралось в четкую картинку. Или, как вариант, подернулось легким маревом, словно покрывалом, а потом покрывало сдернули, и резкость восстановилась.

          На этот раз накатило на улице, когда я перебегала дорогу. Эх, обидно… Когда дома – не так страшно, дома, как известно, и стены помогают. А на улице неприятно, да и  просто опасно. Но я девушка волевая, немного умею договариваться с организмом.  Вот и сейчас я его просила: «Ну, миленький, не подведи! Нам бы только до дома добраться, а там – все что угодно».

Я ускорила шаг, оставалось пройти каких-нибудь 50 метров. Но сегодня организм меня или не слышал, или уж совсем невмоготу ему было, что ли? Пошел второй этап. Откуда-то издалека послышались голоса, много голосов. Они говорили все в раз, и поэтому было непонятно, что говорят, кому и зачем. Выхватывались какие-то отдельные знакомые слова, но общий смысл – нет. По-моему, даже не наша речь звучала, хотя не уверена ни в чем. Просто – голоса.

Одновременно вокруг меня стало закручиваться пространство. Я не знаю, как это объяснить. Ну, словно воздух уплотнился и стал оборачивать меня в кокон. Мне стало трудно дышать, воздуха не хватало.  Да и легкие как будто забыли, как правильно дышать. Во мне нарастала паника, пока еще легкая. Ох, мамочки, кажется, не успею… Очень уж мне не хотелось падать прямо тут, на улице.  Но я реально оценила свое состояние и поняла: точно, до дома мне не добежать. Реальность расплывалась, становилась зыбкой и размытой. И стала надвигаться угольная темнота. Я словно входила в тоннель, в конце которого не было света.

Навстречу мне двигалась какая-то фигура, по-моему, мужская, и я, собрав последние силы,  двинулась к ней и проговорила:

          - Пожалуйста, мне плохо.  Не бросайте меня…

          Свой голос я услышала каким-то растянутым и гулким, словно не я говорила, а какой-нибудь инопланетный монстр из фантастического триллера.  Перед глазами уже мелькали цветные пятна, значит – все, вот-вот начнется.

          - Спокойно. Все нормально, — услышала я издалека, и меня подхватили чьи-то крепкие руки, надежные такие… Голос вселял уверенность, что я действительно в хороших руках.

          Дальше я не помню, «ушла в астрал» – в теле нарастал привычный гул, словно все нервные окончания разом стали гнать ток в 6000 вольт, дышать стало и вовсе нечем, голоса бубнили уже прямо в голове. Перед тем, как окончательно сдаться на милость приступа, я, как всегда, отчаянно закричала: «Нееееет!!!!!». Про себя, разумеется, вслух я уже ничего не смогла бы сказать.  У меня всегда вырывается этот крик. Но кто бы меня слышал???

          … Сознание начало возвращаться  медленно. Сначала я ощущала себя какой-то микроскопической точкой посреди космической темноты, затем – начинала расти, разбухать, в какой-то момент обозначались контуры, и я начинала чувствовать свое тело. 

          Из приступа выходить – тоже не сахар. Это как из глубокого похмелья. Или из комы. Вовсе не так, как  из обычного сна – открыл глаза, и через пару секунд сон ушел, а ты в реале. Нет, совсем по-другому. Вот представьте, что вы утонули, вы глубоко под водой. И чтобы попасть на поверхность, вам приходится  преодолевать сопротивление огромной толщи воды, и куда двигаться – не видно, идешь по внутреннему компасу. Словно чувствуешь, что Свет вон там, наверху.  Тела еще нет, ничего нет, ощущаешь себя просто точкой, которая стремится к Свету.  Наверное, это и есть тот самый Свет в Конце Тоннеля.

          В какой-то момент ты выныриваешь на поверхность – и делаешь свой первый вдох. Нет, я понимаю, что и до этого как-то дышала, иначе бы просто не выжила, только вот этот осознанный вздох – каждый раз как  в первый. Потом включается слух., ну и так далее.

          Но на этот раз все было не так. По-другому.  Я это ощущала. Во-первых, тело я почувствовала сразу, без нарастания. Во-вторых, голова была ясная-ясная, как будто я не в приступе была, а в парке погуляла. Теперь надо было открыть глаза и чуть-чуть подождать, пока зрение сфокусируется и цветные пятна обретут четкие очертания. Но и здесь сегодня все было не так – никаких размытостей, все сразу ярко и четко.  Это моя комната, я лежу на диване, справа ковер, слева угол шкафа.

          - С возвращением, — сказал чей-то низкий приятный голос,  и я вздрогнула. – Помнишь меня?

          Ага, этот голос мне знаком, я его где-то слышала… Совсем недавно причем.

          - Как тебя зовут? – не отставал голос.

          - Ксения… — с некоторым удивлением произнесла я. Смешно сказать, но после каждого приступа приходится заново вспоминать, как меня зовут. И вообще: кто я? Где я? Что я тут делаю? Каждый раз… Но сегодня я как-то сразу врубилась, кто я и где я.  Да и тело обычно после приступа долго в себя приходит, а сегодня – вроде как и не было ничего. Интересно…

          - Привет, Ксения. Я – Алекс

- Алекс?

          Я наконец догадалась повернуть голову и увидела, кто это таким бархатным голосом вещает у меня в изголовье.

          Он оказался красавчиком.  Таким только в рекламе «Жиллетт» сниматься.  У него были  дивные серые в золотистую крапинку глаза, брови вразлет и белозубая улыбка. У меня во рту сразу стало кисло: боже мой, я ж знаю, как меня корежит порой… судороги, отключка – и на глазах у такого видного парня???

          - Ксюш, ты не волнуйся, — сказал он, успокаивающе положив ладонь мне на руку.  – Все нормально. Мы с тобой одной крови, ты и я…

          Ерунда, конечно, но почему-то эта фраза из «Маугли» меня сразу как-то успокоила.  Словно пароль прозвучал.

          - Говорить уже можешь? – спросил он.

          - Кажется, да, — попробовала слова на вкус я. Речевой аппарат действовал, слова выговаривались без труда. – А я долго… ну, в обмороке была?

          - Ксения, давай без дураков, ладно? У тебя эпилепсия, да?

          - Ну да, — секунду помедлив, кивнула я. Чего уж там… – Я уже в порядке, правда.  Только не очень помню, когда успела с вами познакомиться.

          - Возле твоего дома. Ты начала отключаться, попросила меня тебя не бросать. И адрес назвала. Помнишь?

          - Д-да… Теперь вспоминаю. Я вас тогда плохо разглядела. И вы… скорую вызывали?

          - Нет,  ты все время твердила: «Только не в больницу, только не в больницу». Ну, я и не стал вызывать. Тем более что я знаю, как справляться с приступами. Сам такой же. Ничего, что я «на ты»?

          - Ничего, — ошалело поморгала я. – Что значит «такой же»?

          - Эпилепсия, — коротко объяснил он.

          - То есть… Вы хотите сказать, что у вас то же, что и у меня? Эпилепсия, да?

– Только без приступов. И без лекарств. Мы с ней дружим.

          - Дружите? С кем? – совершенно растерялась я.

          - С эпилепсией. С болезнями вообще надо дружить. А если бороться, то они, как правило, побеждают.  А так – есть шанс договориться.

          - И вы договорились? – спросила я. Черт с ним, что этот красавчик  видел меня в неприглядном виде – зато он интересные вещи говорил, и не врал, я это просто нутром чувствовала!

          - Да. Мне удалось. И ты научишься, если хочешь.

          - А как??? – с самым живым интересом уставилась на него я.

          - Это не просто. Придется много потрудиться. Но если есть желание, терпение и чистое намерение, все получится.

          - Алекс, а вы врач, да?

          - Нет. Я по другой части. А все «лечилки» — исключительно на основании личного опыта. И не называй меня на «вы», а то я себя древним стегозавром чувствую…

          - Стегозавром! – фыркнула я. – Они давно вымерли. Ладно, буду на «ты». Алекс, а у тебя давно… ну, последний приступ?

          - Давно. Очень. Теперь я хожу «туда» сознательно. В приступах просто нужды нет.

          - Чего? – не поняла я. – В смысле – «нужды нет»???

          - То есть меня не надо больше выключать в принудительном порядке – я все сам, добровольно делаю, в подходящих условиях, в удобное для меня время.

          - Можно, я уже встану? – с досадой спросила я. В самом деле, полулежать в присутствии постороннего мужчины мне было как-то неловко, я ж не старая развалина, в конце концов?!

          - Помочь? Или сама?

          - Сама, — с удивлением сказала я, легко меняя положение. – Странно. Неплохо ведь себя чувствую!  

          - Я тебе немного помог, — сообщил Алекс. – Я долго учился управлять своими энергиями, кое-что могу.

          - Спасибо. Слушай, а пойдем на кухню, а?  Голодная я. У меня  всегда так после приступов – как будто последний раз ела в прошлом году. Или даже в прошлой жизни.

          - Так оно и есть, — серьезно кивнул Алекс, поднимаясь со стула. – «До» и «после» — это две разные жизни. Приступ – маленькая смерть. Пойдем, отпразднуем очередное рождение. Говори, где тут у тебя можно помыть руки?

          Когда он встал, я только тихонько вздохнула. Он был высокий и стройный – мечта любой девушки, а вкупе с проникновенными глазами и широкой улыбкой – так просто идеал мужской внешности. В общем, Мужчина. У меня это  больной вопрос. Нет, я и сама вполне симпатичная особа, и мужским вниманием не обделена, но вот вступать в какие-то тесные отношения… нет. Как представлю, что я падаю прямо при Нем, а Он с ужасом глядит на мои корчи – нет уж, увольте.  Знаю, что эта проблема не только у меня. В самом деле, какая же женщина захочет выглядеть некрасивой в глазах любимого? А если честно – это какой же душевной широты должен быть Он, чтобы добровольно согласиться на такую вот совместную жизнь, от приступа до приступа? Так что тут у меня были свои комплексы, чего уж скрывать… Но Алекс – другое дело, он вызывал у меня доверие.  По крайне мере, можно было не напрягаться, скрывая свою болезнь – он и так уже знал.

          За кухонным столом беседа продолжилась.

          - А у тебя эпилепсия давно? – поинтересовался он.

          - Слушай! А можно ее вслух не называть? – нахмурилась я. – Ну, неприятно мне…

          - Но она же от этого не исчезнет? – мягко спросил он. – Вот скажи, тебе как больше нравится – когда тебя по имени называют или окликают: «Эй, ты!».

          - Дурацкий вопрос. Конечно, по имени.

          - Ну так и к болезни тоже надо относиться с уважением. Иначе как ты будешь с ней вести переговоры? Надо изучить ее биографию, привычки, потребности. Вот ты, например, знаешь причину возникновения эпилепсии у тебя лично?

          - Да, знаю. У меня началось  около трех лет назад. После ЧМТ. Ну, черепно-мозговая травма. Я на втором курсе училась, попала в аварию, ну и вот, последствия… А у тебя?

          - У меня с детства. Сначала мама меня лечила, ну и врачи, разумеется, а потом вот сам за себя взялся,  - засмеялся Алекс. 

          - Расскажи мне про то, как ты справился с болезнью!

          - Да я с ней не справлялся. Она есть, но меня больше  не трогает. Мы с ней мирно сосуществуем. Добрососедские отношения, можно сказать!

          - Я тоже хочу, чтобы она меня больше не трогала, — твердо сказала я.  – Научи меня, пожалуйста!

          - А на что ты готова ради исцеления?

          - Да на все, что от меня зависит! И даже немножко больше. Лекарства мне не помогают. Вернее, может, и помогают – все-таки приступы не так уж часто бывают, хотя все-таки случаются. И препараты не очень хорошо на меня действуют. Я же помню, какая я была до этого. А тут вроде как муха в меду – мысли вязкие, время вязкое, память ухудшилась, учиться труднее стало. А я хочу жить полноценной жизнью! Замуж выйти, детей родить… — тут я осеклась. Что-то я слишком разговорилась. Но Алекс только понимающе кивнул.

          - Мне это знакомо. Я ведь тоже боялся. Я очень хотел и очень боялся плавать, водить машину, путешествовать, танцевать брейк, да много еще чего. Но я очень хотел снять эти ограничения, увидеть свет  в конце тоннеля! И вот, получилось. Я не принимаю лекарств, и у меня больше нет приступов.

          - Алекс, я верю. Я верю каждому твоему слову! Но это похоже на чудо. Говорят ведь,  что эпилепсию нельзя излечить, можно только компенсировать, подобрав определенные препараты.

          - Чистая правда. Так и есть. Только компенсация не обязательно происходит за счет лекарств. Если хочешь знать, наш организм – сам себе и доктор, и фармацевт. И возможности у него колоссальные. Просто мы не умеем ими пользоваться.

          - Так вот я и хочу узнать про эти возможности! Я уже созрела для обучения, честное слово, — вновь попросила я. – Я наелась и готова слушать.

          - Ну хорошо, я расскажу тебе все, что знаю сам. Но учти: научного подхода тут будет мало, только собственный опыт и кое-какие догадки.

          - С научным подходом я уже знакома, — усмехнулась я. – Весь Интернет перерыла, начитанная. Вынесла главную мысль: путем подбора лекарств постепенно можно свести приступы практически к нулю, но зато всю жизнь придется работать на эти самые лекарства. Я так не хочу. И потом, побочные эффекты – это же просто букет возможных заболеваний в будущем! 

          - Что да, то да, — подтвердил Алекс. – Я столько литературы на эту тему перечитал! Все-таки лекарства для организма чужеродные, а болезнь – своя, ты как считаешь, Ксюш?

          Я не нашлась, что ответить. Болезнь мне никогда «своей» не казалась, напротив – я ее воспринимала как захватчика, вероломно напавшего на мою суверенную территорию.

          - Так как тебе это удалось? – вернулась к основной теме я. – Целители? Гомеопатия? Травы? Маги-колдуны?

          - Всего этого понемногу. И еще многое другое, — ответил Алекс. – Я ведь шел методом проб и ошибок.  Выбирал то, что подходит именно мне. Понимаешь, если дана такая невероятная Сила, ее можно использовать в своих целях.

          - Сила? – переспросила я.

          - Ну да. Ты задумывалась, сколько энергии проходит через твое тело во время приступа?

          - Задумывалась. Иногда кажется, что можно ее на Запад продавать. По демпинговым ценам.

          - Вот-вот. Но вся эта сила уходит «в никуда», взрывается в голове и отключает мозг. Часто при этом «выжигая» и сопредельные участки.

          - Да, я в курсе. Врачи предупреждали, да и читала об этом много, — вздохнула я.

          - Как ты думаешь, зачем это все?

          - Не знаю. Низачем. Просто так. Болезнь такая… зловредная.

          - Э, нет! – покачал головой Алекс. – Ничего и не зловредная. Наоборот, она тебя защищает. Если бы не она, ты бы просто погибла или сошла с ума.

          - С какой бы стати я сошла с ума? Конечно, приступ – неприятно и тяжело, но это же просто отключение сознания.

          - Не совсем так, — ответил Алекс. – Отключение сознания – это как предохранитель. Когда напряжение достигает запредельных параметров, предохранитель срабатывает. И ты погружаешься в спасительное «ничто».

          - Ничего себе «спасительное»! – возмутилась я. – Да каждый приступ пару лет жизни отнимает!

          - А если без отключения – всю жизнь сразу отнял бы, — сказал Алекс, и это прозвучало так, что я сразу ему поверила. – Там… там очень страшно.

          - Откуда ты знаешь?

          - Я там был. В своих воспоминаниях, конечно. У каждого – свои воспоминания, но все они запредельные по накалу страстей, поверь.

          - А… что у тебя там было? – не удержалась я. – Можешь рассказать?

          - Очень немногое. Я просто не стал углубляться, и хорошо. Вовремя понял, что нет смысла копаться в том, что изменить все равно не сможешь. Это касается, как правило,  прошлых жизней. «Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой…».

          - Я не верю в прошлые жизни, — заявила я. – Я на биофаке учусь. Наука реинкарнацию отрицает.

          - А эпилепсия – подтверждает, — немного насмешливо парировал Алекс. – Понимаешь, если ты во что-то не веришь, не значит, что его нет. Просто ты его не видишь. Чаще всего – боишься видеть. Это и есть механизм эпилепсии, кстати. Что-то такое, что ты панически, до судорог боишься видеть.

          - Оп-па… — растерялась я. – И что же такого невыносимого может быть, чтобы вот такой ценой от него отгораживаться?

          - Может, — тихо сказал Алекс. – Я расскажу тебе. Знаешь, еще когда я лечился у врачей, мне говорили, что разгадка – в ауре. Ну, ты знаешь, то самое состояние, когда еще не началось, но вот-вот… Ты голоса слышишь?

          - Слышу. Только никогда не могу разобрать, что они говорят, — поспешно доложила я.

          - Вот и я не мог. Никак мне было не разгадать эту загадку. А когда принимаешь лекарства, они вообще сглаживают, мышление становится вязким, ускользающим. И вот один доктор, из молодых, продвинутых, посоветовал мне подобраться к разгадке с другой стороны. Заниматься дыхательными техниками и уходить в медитации. Ну, я начала, потом увлекся. И однажды увидел «картинку». Страшную. Ты готова ее увидеть?

          - Готова, — в волнении сглотнула я.

          - Представь себе серо-черный мир. Выжженный, обугленный, и словно сотканный из пепла. Огромное поле. А на нем тысячи теней. Все они были людьми, и все погибли страшной, мучительной смертью. Их тела сожжены, они стали дымом и горсткой пепла. И все они вздымают руки и просят о помощи. Все пропитано смертями, скорбью, и везде чуть слышно звучит трагическая музыка. А я стою напротив них и ощущаю ужас, и боль, и бессилие свое, и беспомощность, потому что все, поздно, их уже нет, и никогда  не будет. И во мне нарастает гнев, он поднимается, разливается, захлестывает меня с головой, он становится больше меня, он клокочет, он давит изнутри, это похоже на пробуждение вулкана, который вот-вот взорвется, и когда давление становится невыносимым, происходит взрыв, сметающий все живое. Я отключаюсь.

          - Алекс, постой… — попросила. – Мне надо дух перевести.

          Он говорил спокойно и размеренно,  без особых эмоций, но рассказал все так, что я не просто увидела картинку, а словно побывала внутри нее, увидела тусклые мертвые краски и почуяла запах гари.  Да что там – как будто я прожила этот миг вместе с серыми бесплотными тенями на этом выжженном поле.

          - Ты считаешь себя виноватым, что не смог их спасти, да? Или ты хотел отомстить за их смерти? Алекс, но ведь ты ту ни при чем! Ты не можешь быть один за всех в ответе!

          - Погоди, Ксюш. Уговаривать меня нет смысла. Тут все сложнее. С таким же успехом я мог быть тем, кто их всех погубил. Я сумел в рассказе передать ту невероятную энергию, которая во мне нарастала, пока не взорвалась?

          - Еще как! Прямо как атомный взрыв.

          - Так вот, представь себе, что я – один из разработчиков атомной бомбы, например. Занимаюсь «чистой наукой», просто интересно посмотреть, что будет, если воплотить в жизнь какие-то формулы. Представила?

          - Ну… да, — кивнула я.

          - И в результате моих научных изысканий получилась атомная бомба, которую сбросили на Хиросиму. Тысячи людей, в страшных мучениях, одним махом! Нет, это не я ее сбросил – но я ее создал.  Я – убийца, я – палач, и я же – скорбящий, виноватый и обвиняющий. Гнев, который во мне поднимается – это гнев на себя же. Страшный гнев, убивающий. Я не могу себе простить. Не знаю, может, это я их всех умертвил. А может, напротив – мог спасти, но не спас. Возможно, я их предал. Или просто был тому свидетелем. Главное, мой энергетический посыл так и остался нереализованным.

          - И это что, у всех так??? – в ошеломлении уставилась на Алекса я.

          - Да нет, у всех причины разные. Но механизм один и тот же – появление энергии, нарастание, заполнение ею тела и сознания, и когда должно произойти что-то страшное – уход в приступ. Эпилепсия – это нереализованная энергия, понимаешь? Запись в телесной памяти, как будто старая пластинка играет, и на одном и том же месте царапина, там раз за разом игла пробуксовывает.  

          - Нереализованная энергия… — повторила я, пытаясь поймать за хвост какую-то мысль.  – А ты все время видишь только это?

- Это одна из моих картинок. Вообще-то их было несколько. И все… страшноватые. Эмоционально очень задевают. Все в таком градусе, в таком накале…

          - Алекс… Как ты с этим живешь? – тихо ужаснулась я. – Как с этим вообще можно жить??? Это же с ума сойти!

          - Вот я и говорю, — энергично закивал Алекс. – Но лучше не сходить. Если мозг от чего-то защищается – лучше туда не лезть. А вот обойти – можно, да. Если понимаешь механизмы.

          - Знаешь, а я вспомнила, — вдруг сказала я. – Я поняла свой механизм. Это та авария, когда я голову разбила. Я помню, как наша машина едет по дороге, и вдруг на встречную выскакивает КамАЗ, и идет прямо в лоб в лоб, вырастает, у меня паника, и я понимаю, что все, не успеть, не свернуть, никуда не деться, и нас сейчас – в лепешку…

          - Стоп! – резко скомандовал Алекс. – А ну-ка дыши! Глубокий вдоооох… Выыыыдох… Положи руку на живот, другую на горло. И дыши через руки. Живот – вдоооох… Горло – выыыыдох… И еще… Полегчало?

          - Ага, — выдохнула я, чуть расслабившись.

          - Вот видишь, сейчас ты вся напряглась, сжалась, у тебя пошла та эмоция, которую ты испытала тогда, в машине. Неотвратимость, да?

          - И невозможность что-то изменить, — добавила я. – Правда, энергия нарастает, дикая энергия – бежать, спасаться, а бежать некуда и времени нет. Ты прав. Все так и происходит. Каждый раз. И заканчивается приступом.

          - По факту ты сейчас почти что вызвала у себя приступ. Но я дал тебе один из инструментов – дыхание. Дыхание – великая сила. С его помощью можно контролировать и корректировать не только эмоции, но и физиологические процессы. Йоги это всегда знали и успешно применяли. Очень рекомендую!

          - Это всем помогает?

          - Не всем. Я же говорю, надо искать свои способы. Медитация, вода, точечный массаж, йога, изучение своего тела изнутри, отслеживание энергий, умение управлять собственным организмом – все это нам дано природой. Просто мы мало этим пользуемся. Мешают лень, страх, неверие. Я поверил, поискал свое – и восстановил здоровье.

          - Ты хочешь сказать, что эта неудержимая энергия клокочущего вулкана больше не появляется? – уточнила я.

          - Появляется, хоть и не так сильно. Это то, что до конца стереть из памяти невозможно, в моем случае – точно. Но я направил ее в другое русло. 

          - Как? Как ты это сделал? – я просто уже подпрыгивала в нетерпении.

          - Я попросил у Вселенной, чтобы она подсказала мне позитивное русло для этой энергии.

          - Молился, что ли? – вырвалось у меня.

          - Можно сказать, что да. Только не как в церкви, а своими словами. Ведь Вселенная и Бог – одно и тоже. Ты, как будущий биолог, наверное, тоже к этому выводу пришла. Или придешь.

          - Ладно, приду. Ты не отвлекайся. И что сказала тебе Вселенная?

          - Она научила меня видеть механизмы. Теперь, когда я чувствую энергию, я сажусь медитировать и задаю вопросы. И в медитации получаю удивительные развернутые ответы. Сам бы я до этого никогда не додумался.

          - И все? – видимо, разочарование отразилось на моем лице, потому что Алекс засмеялся.

          - Нет, конечно. Потом я записываю свои озарения и превращаю их в статьи. А статьи публикую. Это стало моей работой. И еще – я помогаю людям. Тем, кто не хочет ждать милостей от природы, не надеется, что болезнь как-нибудь сама рассосется, а стремится познать себя и реально изменить свое состояние до отметки «практически здоров».

          - Я тоже хочу, — с чувством сказала я. – А когда я чего-нибудь хочу, я всегда этого добиваюсь. Ты поможешь мне?

          - С радостью, — широко улыбнулся Алекс. – Надо же мне куда-то энергию девать…

          - Знаешь, я часто сижу и думаю, что могла бы вечерами на свидания бегать, если бы не эпилепсия, — призналась я. – И мне грустно от этого. А сейчас впервые подумала: как хорошо, что у меня столько свободных вечеров!!! Есть время позаниматься собой и своим здоровьем.

          - Знаешь, а я сейчас сижу и думаю, что мне очень хочется пригласить тебя на свидание, — ответил Алекс. – Ты потрясающая девушка! Мы можем встретиться вечером, например?

          - Мы можем и не расставаться до вечера, тем более что дело к нему и идет, — решительно объявила я. – Считай, что свидание уже началось. Если ты покажешь мне, как надо медитировать — то я согласна.

          - Конечно, — обрадовался Алекс. – И еще кое-что хочу тебе сказать прямо сейчас. Перестань проклинать свою болезнь, а тем более бороться с ней. Прощение и благодарность – вот то, что постепенно ее нейтрализует. Эти штуки нейтрализуют все негативные проявления в мире. Не веришь – проверь!

          …Вскоре мы сидели друг напротив друга в позе лотоса, Алекс объяснял мне теорию расслабления и концентрации,  а я, закрыв глаза, впервые возблагодарила свою эпилепсию за этот день, и за знакомство с Алексом, и за свет в конце тоннеля, который победно освещал мне путь и мотивировал идти вперед, и только вперед.

Автор: Эльфика

http://www.elfikarussian.ru/

http://www.doktorskazka.ru/

http://dragon.elfikarussian.ru/


Метки текущей записи:
, , , ,
Статья прочитана 7354 раз(a).

Автор статьи:

написал 250 статей.

Комментариев (12) »

  • ольга пишет...
    17.05.2013 в 7:05 дп

    Очень понравилось! Спасибо огромное!

  • Лилия пишет...
    24.10.2013 в 5:36 дп

    Спасибо,Эльфика!!!

  • Настюшка пишет...
    18.03.2014 в 8:44 пп

    Сижу в некотором шоке от прочитанного. )) в хорошем смысле слова. Выудила для себя несколько важных мыслей и несколько пришли сами собой во время чтения. Честно сказать заинтригована… Кажется сейчас я поняла, что эпи-синдром не наказание по жизни, а спасение )) Что-то доброе, помогающее мне по жизни. И жить с такой мыслью легче и веселее )) Спасибо, Эльфика ))

  • Оксана пишет...
    23.06.2014 в 3:18 дп

    год назад наткнулась на ваш рассказ. даже скопировала его себе, так впечатлил. но никак не представляла, что это про меня. несмотря на мои жалобы, приступы расценивали как «капризы, нервы, фобии…» соответственно и лечили не то . а сейчас… буду учиться правильно умирать, с радостью рождаться и … счастливо ЖИТЬ. благодарю вас Эльфика!!!

  • elfika пишет...
    24.06.2014 в 12:59 дп

    Удачи вам! Попрбуйте выполнять упражнения «Гимнастика мозга» из образовательной кинезиологии (есть в Интернете). Очень помогает сбалансироваться!

  • Фея пишет...
    30.07.2014 в 10:10 пп

    Спасибо за сказку, опять поймала одну из нитей своих страхов, буду распутывать.Спасибо!!!

  • Наталья пишет...
    02.02.2015 в 4:04 пп

    Эльфика, Вы-волшебница!

  • elfika пишет...
    02.02.2015 в 4:44 пп

    Все мы немножно волшебники! И вы тоже! :) ))

  • Мая Ершова пишет...
    02.05.2016 в 11:49 пп

    Вот если бы в мед.вузах студентам ваши сказки читали, толковые специалисты получились. Творческих успехов Вам!

  • Натали пишет...
    20.09.2016 в 7:10 пп

    Спасибо за прекрасную сказку!!!
    У меня та же проблема — эпилепсия. Попробую последовать советам Алекса, должно помочь, обязательно! Надо просто верить, очень-очень!

  • elfika пишет...
    22.09.2016 в 6:02 пп

    Лично знакома с мужчиной, который страдал эпилепсией около 20 лет. Ему понадобилось окло 3 лет активной работы, чтобы найти сначала психологическую причину (подавленный гнев), а затем выявилась и физиологическая (доброкачественная опухоль). Его прооперировали, после чего приступы прекратились. Не факт, что у вас будут тот же самый путь и те же самые причины, но любое движение вперед — это шаг к победе над болезнью. Очень рекомендую вам заглянуть вот сюда и применить эти советы в жизни.
    http://www.youryoga.org/med/sistema_veretennikova.htm
    Здоровья вам!

  • Ксюша пишет...
    08.10.2016 в 4:34 пп

    Спасибо очень впечатляет!!! Как здорово,что вы пишете такие замечательные сказки!!!

Оставьте комментарий!

* Ваше   cообщение
* Обязательные для заполнения поля