КОНЕЦ СВЕТА

Посвящается всем, кто ушел, и всем, кто родился.

Где-то неподалеку громыхнуло, и по поверхности мира прошла дрожь. Я остановился и поднял глаза, всматриваясь в Купол Неба. Там угадывалась какая-то рябь и хаотическое движение, словно Купол растягивался и сжимался, из последних сил сохраняя свою привычную форму. Похоже, все-таки не смог: небо судорожно выгнулось и стремительно полетело вниз – туда, где был я. Я побежал. Я не оглядывался, не до этого было. Я молился – как умел, бормоча слова, которые первыми приходили в голову. «Мир, ты всегда был добр ко мне. Почему же ты ополчился на меня сейчас? Что я такого сделал? Чем я прогневал Купол???». Закончить мне не дали – новая судорога сотрясла мир, меня встряхнуло и сбило с ног, и я покатился по склону вниз, увлекая за собой тысячи мелких камешков. «Ну, все…», — успел подумать я, кубарем катясь вниз.

- С прибытием.

Голос раздался совсем рядом и был негромким и, по-моему, слегка насмешливым. Я перевернулся, сел и открыл глаза. Он сидел на камне, поджав одну ногу и обхватив руками колено, и рассматривал меня. Это был мужчина, не слишком старый и не очень молодой, в свободном белом костюме, открытых сандалиях, с длинными волосами, схваченными ободком. Обычная одежда, сейчас полмира так одевается.

- А куда я прибыл?

- На край света.

- Аааа… Мне-то казалось – на край жизни, — неловко пошутил я.

- Можно и так сказать, — серьезно кивнул он. – На краю света жизнь тоже становится тонкой и хрупкой. Всегда так бывает. Но и к этому можно привыкнуть…

- Ты здесь живешь? – спросил я.

- Нет. Я здесь работаю.

- Кем?

- Спасателем.

- Тогда я по адресу, — сказал я, вытирая кровь с поцарапанного подбородка. – Спасай меня поскорее.

- А что с тобой случилось?

- Со мной все в порядке, что-то случилось с миром. Все кругом рушится, а Купол Неба перестал быть надежным и твердым, он падает на меня, как будто хочет раздавить.

- «Качнется купол неба, большой и звездно-снежный, как здорово, что все мы здесь сегодня собрались», — пропел он. Песня была незнакомой, мелодика – непривычной, но в целом мне понравилось, я даже немного успокоился.

- Может, я сошел с ума. Или это мир сошел с ума?! Мне кажется, что он меня возненавидел и хочет уничтожить.

- Да? А как?

- Землетрясения. Наводнения. Вулканы. Смерчи. Тайфуны. Камнепады. И раньше бывали катаклизмы, но редко и далеко. А теперь… жить стало невозможно. Конец Света, что ли, наступает? И Купол, который всегда был вечным и незыблемым, теперь мне угрожает… Я рехнулся, да?

- А твои близкие что говорят?

- Они ничего такого не замечают. Им кажется, что все как прежде и идет своим чередом. Поэтому то жалеют меня, то сердятся. А ты – ты-то видишь, что мир сошел с ума?

- Вижу, — задумчиво сказал мужчина. – Твой мир действительно перестал быть комфортным… для тебя. И он выталкивает тебя. Да, это так.

- И что это значит?

- Все просто. Твое время здесь подходит к концу. Пора  покидать этот мир…

- То есть… меня ожидает верная смерть?

- Ну, можно и так сказать. Хотя опять же – с какой стороны посмотреть.

- Да с какой стороны ни смотри, смерть – это конец.

- Конец одного сна. Начало другого. Возможно, на той стороне тебя ожидает не верная смерть, а верная жизнь.

- Ты хотел сказать «вечная жизнь»?

- Или так. Это просто игра слов.

- Да, это все слова. Болтология.

- Ты прав. Пока сам не попробуешь – это и будут только слова, пустое сотрясение воздуха.

Снова послышался гул, Купол Неба накренился и пополз в сторону, а земля напряглась, выгнулась, заходила ходуном. Я уцепился за ближайший камень и уперся ногами в другой. Удалось удержаться, пока длились судороги мира.

- Практически каждые десять минут, — пожаловался я. – Вернее, так было вчера. Теперь, пожалуй, даже чаще.

- Скоро интервал еще больше сократится, — пообещал Спасатель. – Когда будет через каждые три минуты, с равными промежутками, ты не сможешь здесь оставаться. Но пока что у нас есть время. Так что спрашивай.

- А ты чего это такой спокойный? – спросил я. – Конец света, мир рушится, а он сидит тут… Не боишься, что ли, смерти?

- Мне еще рано бояться, мой конец света еще не скоро, да и вообще – я на работе. К тому же это твой мир рушится, мой – в порядке.

- Как такое может быть? Мир одинаков для всех.

- Ничего подобного. Мир – это набор элементов для построения снов. Каждый строит свой сон.

- Хочешь сказать, это я мирно сплю? – саркастически спросил я, растирая ушибленное колено.

- Да нет, мирно ты спал раньше. Сейчас твой сон стал тревожным. Колбасит тебя.

- Кол… басит? Это что?

- Не обращай внимания. Словечко такое… на диалекте одного далекого племени. Запомни его, может, пригодится. Я тебе другое пытаюсь втолковать: вся наша жизнь – она вполне реальна, и в то же время она – твой собственный сон. Вот тебе кажется, что ты долго бежал из родных мест, преодолел кучу препятствий, ушиб колено и разодрал в кровь подбородок, а на самом деле ты сейчас лежишь где-нибудь в безопасном месте, уютно свернувшись в клубочек, палец сосешь и видишь сладкие сны про то, как ты бежишь, преодолеваешь, падаешь и так далее.

Небо снова ахнуло и затрепетало, готовясь обрушиться на мою голову. Сверху глухо зарокотало и посыпались камни.

- Не бойся, это же только сон, — поспешил успокоить меня Спасатель.

- Ну да, сон… — проворчал я, ощупывая шишку на макушке – камень «из сна» безошибочно нашел цель. – Чтоб тебе такие сны снились…

- Придет время – приснятся, — улыбнулся он. – Не гарантирую, что один-в-один, но это у всех бывает более-менее похоже.

- Значит, по-твоему, я сейчас где-то там сплю, свернувшись калачиком. Тогда почему мне так плохо? Почему мир, всегда такой добрый и щедрый ко мне, вдруг  перестал меня любить? За что он изгоняет меня? Я ведь сейчас реально страдаю!

- Страдаешь, потому что тебе страшно и не хочется уходить с насиженного-налёженного места, вот ты сам себе всякие ужасы и придумываешь. «Не любит…», «изгоняет…». Любит! Провожает! Стимулирует к росту!

- Булыжником по темечку?

- «Булыжник – оружие пролетариата», — непонятно изрек Спасатель. – Тебя булыжником по кумполу не отмотивируй – ты ж разве войдешь в Пещеру?

По спине скользнул неприятный холодок. Пещера… то, что ожидает каждого в конце жизненного пути. То, о чем каждый может знать только понаслышке, потому что из Пещеры еще никто никогда не возвращался.

- Похоже, мне уже не отвертеться?

- Точно, — кивнул Спасатель. – Только ты не бойся. Пещера недлинная, скоро кончится. Просто иди на свет. Выберешься, а там… Там новый мир, новая жизнь, хорошо!

- Мне и старая нравилась, — непримиримо пробурчал я.

- Вот чудак-человек! Да ты же новой еще не видел! Может, она в сто раз лучше этой!

- Может, да. А может, и нет. Это еще неизвестно. А вдруг я в этой Пещере вообще сгину? Неизвестно еще, что там и как…

- Вот-вот. Неизвестность и пугает больше всего. Но ты же эту жизнь не зря прожил, опыта поднакопил. Твоя душа стала мудрее на целую жизнь. Так что быстро приспособишься.

Снова засверкало, загромыхало, затрясло, вздыбилось, пытаясь стряхнуть меня с лица земли. Слава богу, на этот раз длилось недолго.

- Схватка не на жизнь, а на смерть, — сквозь зубы процедил я.

- Схватки – это часть жизни. И смерти тоже, — согласился он.

- Раньше хоть передышки были, — пожаловался я. – От схватки до схватки время проходило, в которое можно просто жить. А теперь… не успеешь в себя прийти – опять… стимулирует к росту.

- Скоро все кончится, и начнется что-нибудь новое, — пообещал он. – Ну, двинулись, что ли, к Пещере?

- А где она? – испугался я.

- Да вон, вход уже открылся, — кивнул он.

Я оглянулся и замер – да, правда, открылся. Во время последнего сотрясения скалы разошлись, меж ними теперь зиял черный провал. Так вот ты какая, Пещера…

- Страшно, — честно признался я. – Не хочется мне туда идти.

- Придется. Раз вход открылся – значит, точно пора. Мир тебя все равно додавит, и кинешься ты в Пещеру за спасением, как в последнее пристанище.

Мир, словно иллюстрируя его слова, выдал очередную порцию пароксизмов. Похоже, мир тошнило, причем тошнило мной. На этот раз мне помогла удержаться крепкая рука Спасателя.

- Я долго не смогу тебя держать. Идем.

Мы двинулись к Пещере.

- Мне жаль оставлять своих близких, — сказал я. – Вот сейчас понимаю: я столько не успел сделать, сказать… Ощущение незавершенности, понимаешь?

- Они встретят тебя по ту сторону, — пообещал он. – Не факт, что ты их узнаешь, но почувствуешь – это точно. Вот тогда и сделаешь, и скажешь… Будете опять друг друга любить.

- Да что ты меня утешаешь! Они же остаются здесь! – в отчаянии выкрикнул я.

- Здесь сон, и там сон, — возразил он. – Во сне все бывает и все возможно. Никто не знает, как так случается, но по ту сторону мы все каким-то образом встречаемся. Очевидно, чтобы завершить то, что не успели по эту сторону.

- Как я их там найду?

- Зачем искать? Тебя там встретят. Те, кто был тебе дорог, знают, что ты скоро появишься. Они уже готовятся к твоему приходу. Они тебя по-прежнему любят и очень ждут.

- А если по эту сторону человек был одинок? Если всех ненавидел?

- Его все равно встретят. Может быть, даже полюбят. Но в новый сон он принесет воспоминания прошлого сна. Так что если хочется оставить что-то здесь, отдай мне. Я заберу и похороню.

Теперь трясло почти непрерывно. Конец Света входил в решающую фазу. Мир лихорадило, и меня вместе с ним.

- Да нет, пожалуй, — сказал я. – Это был хороший сон, который можно взять с собой. Вот разве что… друг, который меня когда-то предал. Это воспоминание все еще сидит во мне занозой. Ее бы я оставил.

- Давай, — легко согласился Спасатель. Он сделал неуловимое движение рукой – и сердце отпустило, я смог вздохнуть полной грудью. Впервые за много лет…

- Надо же, как она, оказывается, мешала, эта заноза! – подивился я. – А я и не замечал.

- Потому что сжился с этой болью, — объяснил он, рассматривая вынутую занозу. – Да, маленькая, а вредная. Хорошо, что ты с ней расстался. Зачем тебе в следующем сне проблемы с сердцем?

- Еще меня мучает то, что я не успел попрощаться с мамой.

- Скажи ей, что хочешь. Я передам.

- Передай, что я ее за все благодарю. И очень хотел бы сделать ее счастливой.

- Считай, что послание уже у нее. Впрочем… там у тебя будет возможность сказать это лично. Встретитесь еще…

- Ну, тогда, пожалуй, все. Слушай, а почему ты меня не спасаешь, Спасатель?

- А я что делаю? – удивился он. – Я помогаю тебе пережить Конец Света с наименьшими душевными и физическими потерями.

- А он еще долго будет длиться?

- Пока не перестанешь сопротивляться. Расслабься и позволь миру довершить начатое. Разреши своему сну просто быть. Доверься Куполу!

Мир взвыл, выгнулся дугой, свалил меня с ног, и я кувырком покатился к пещере. Я больше не сопротивлялся – доверился. Делай, что должно, и будь, что будет. А что должно, если Конец Света?

- Прощай! – успел я крикнуть Спасателю.

- Прощаю! – отозвался он.

Я почему-то думал, что по пещере меня понесет неведомая сила, но вышло не так. Пещера оказалась тесной и душной.  Я попытался развернуться, посмотреть назад – ничего не получилось. Я замер, радуясь отдыху и тишине. Оказывается, пещера – это не так уж страшно. Можно полежать, поразмыслить… может, даже поспать…

Как бы не так! Стенки Пещеры задрожали и стали угрожающе сжиматься, словно пытаясь меня раздавить. Видимо, катастрофа там, наверху, сдвигала и какие-то глубинные пласты. Я активно заработал всем телом, продвигаясь вперед. Спасатель говорил, что Пещера недлинная, и стоит поскорее ее преодолеть. Не знаю, что там, на выходе, но если уж умирать – то на просторе.

Вскоре я приспособился  ритмам Пещеры. Она успокаивается – я отдыхаю. Она начинает шевелиться – я изо всех сил ползу, извиваясь, как червяк.

Здесь, перед лицом смерти, передо мной пролетела вся моя жизнь. Странно было вот так, со стороны, наблюдать за самим собой. А жизнь-то оказалась очень даже ничего!  В ней было много всего – хорошего и плохого, но сейчас мне все казалось хорошим. Потому что там я жил во всей полноте, и все мелкие неприятности, которые когда-то казались мне чуть ли не концом света, были всего лишь сюжетными поворотами мною же придуманного сна. Я ясно понимал, где я стоял перед выбором и почему принимал те или иные решения, и то, что ошибки вовсе не были ошибками, а враги, по сути, были учителями… много что я успел передумать, пока длилась пещера. Кое-где я застревал, замирал в изнеможении, но пещера не давала сильно расслабляться – она вновь начинала сокращаться, подталкивая меня… куда? – наверное, на выход…

Спасатель оказался прав: это длилось не так уж долго. Впереди мелькнул свет, я рванулся к нему… еще и еще… и вот уже моя голова вывалилась наружу. Глаза резанул острый, ослепительный свет – совсем не такой, как в моем родном мире. Я зажмурился и замер. Но никто не заставил бы меня вернуться в пещеру, и я отважно ринулся туда, наружу. Я бы упал, но добрые руки мира подхватили меня. Вот странно – я чувствовал свое тело, но не мог в полной мере владеть руками и ногами – они меня не слушались, двигались неуверенно и беспорядочно. «Сломан позвоночник?», — панически подумал я, разлепляя веки. Передо мной маячило что-то размыто-белое, живое. Опять Спасатель?

- Уууууу… ггггуууу…. – вокруг раздавались низкие гудящие звуки, которые я доселе не слышал, просто не с чем было сравнить. Мне стало страшно, захотелось крикнуть, но язык тоже не слушался… звук резанул слух – какое-то пронзительное блеяние, это я, что ли, такое из себя исторгаю? Я задергался.

- Тише, тише, — прошептал Голос. Я сразу узнал Спасателя. – Не надо так волноваться, дружище. В новом сне все по-новому, надо сначала привыкнуть.

- Я ничего не вижу, нет резкости, — попытался сказать я, но язык меня не слушался – получалось какое-то невнятное блеяние. Но он понял.

- Спокойно. Слушай меня. Конец света уже закончился, началось кое-что принципиально новое. Ты прошел Пещеру, и это уже совсем другой сон. Зрение, слух и прочие функции еще какое-то время будут казаться тебе странными – нам понадобится время, чтобы закончить настройки. Пусть тебя это не тревожит. Захочешь есть, пить, спать – подай звуковой сигнал, тебя поймут. Помни: мир по-прежнему добр. Расслабься и получай удовольствие.

Я расслабился и закрыл глаза, позволяя миру укрыть меня чем-то теплым и положить на что-то мягкое. Странно: я ощущал, что купол, который совсем недавно меня исторг, выдавил из жизни, где-то совсем рядом, но я теперь не под ним, а над ним. Я – вне мира? Но тогда – где я? Я умер? Но я же живой!!! Впрочем, чего удивляться? – сон как сон, надо просто в него погрузиться, отдаться его течению, куда-нибудь да выплывем.

Вокруг меня кто-то был. Я их не видел, но чувствовал. Среди них и впрямь были те, кого я уже знал – когда-то, в прошлой жизни. Это точно, я чувствовал их. Я не мог их слышать, но ощущал – кожей, душой… Похоже, я стал куда чувствительнее, чем раньше. Все было как-то по-другому… это необходимо исследовать.

- Ты пришел. Мы тебя ждали. Мы тебя любим. Мы снова вместе¸- шептали голоса, в которых я узнавал знакомые вибрации. Мы явно уже встречались. Или мне это кажется? Сознание ускользало, размывалось, ужасно хотелось спать. Меня положили на что-то теплое и невыразимо приятное, связанное с домом и едой, и я с облегчением расслабился и затих.

- С прибытием! — сказал Спасатель. – Счастливо оставаться. И до следующей встречи!

Автор: Эльфика

Статья прочитана 2034 раз(a).

Автор статьи:

написал 152 статьи.

Комментариев (2) »

  • Фея Айнури пишет...
    13.02.2016 в 12:50 дп

    Благодарю, Эльфика. Всегда конец = начало, но действительно это не проходит гладко.

  • Раух Кварц пишет...
    04.09.2016 в 6:27 пп

    Благодарю за сказанное…

Оставьте комментарий!

* Ваше   cообщение
* Обязательные для заполнения поля