ГРАНИЦА НА ЗАМКЕ

21.11.2012 Автор: Рубрика: Детско-родительские отношения

            Путник стоял и озадаченно рассматривал представшую перед ним контрольно-следовую полосу, ряд столбиков, уходящих влево и вправо, и колючую проволоку, натянутую между ними. Было очень похоже на границу, хотя никаких границ в этом месте вроде не предполагалось. Путник двинулся было вперед, но далеко не ушел.

            — Стой! Кто идет? – грозно окликнул его мужественный голос из-за ближайшего пышного куста сирени.

            — Свои, — осторожно отозвался Путник, приостановившись.

            — Свои дома сидят, — недовольно ответил тот же голос.

            — А я вот тоже свой, только путешествовать люблю, — миролюбиво отозвался Путник. – Да ты не беспокойся, друг, я же так, транзитом. Пройду быстренько – только вы меня и видали. А тут что, охраняемая территория, что ли?

            — Еще как охраняемая. Частная территория. Граница тут проходит, понимаешь? – проинформировал голос.

            — А какого государства?

            — Суверенного и автономного. Моего!

            — Ого! Круто. И армия имеется? – поинтересовался Путник. – Десант, пехота, артиллерия, погранцы?

            — Ограниченный контингент, — чуть помедлив, нехотя признался голос.

            — И какова численность? – продолжил расспросы Путник.

            — А ты, часом, не шпион? – подозрительно спросил голос. – Высматриваешь, вынюхиваешь… Не засланный ли ты к нам?

            — Да ты что, какой я шпион? Я путник, — засмеялся тот. – Меня , бывает, посылают, но чтобы засылать… Нет, не шпион я.

            Путник сделал шаг вперед, и тут же остановился, потому что голос завопил:

            — Стой! Стрелять буду!

            Путник оценил проявившиеся истерические нотки и послушно остановился.

            — Да чего же ты такой нервный? – удивился Путник. – Все, все, стою! Расслабься!

            — Ага, расслабишься тут, — пожаловался голос. – Только бдительность потеряешь, а она уже тут как тут. Как будто ждет. Лезет и лезет!

            — Кто она-то? – спросил Путник.

            — Да нарушительница же! – раздраженно воскликнул голос. – Слышь, у тебя закурить не найдется?

            — Найдется. Ты только вылезай из засады, посидим, покурим вместе.

            — А вдруг она в это время и полезет? – засомневался голос.

            — Не дрейфь, братан, нас теперь двое, отобьемся как-нибудь, — пообещал Путник.

            — Ну ладно, — через непродолжительное время решился незримый «братан». – Ты только сделай пару шагов назад, а то вдруг ты все же вражеский лазутчик?

            — Да не лазутчик я, — вновь отбоярился Путник. Но все же отошел. – Все, ты ж видишь, оружия нет, душа нараспашку, руки над головой – выходи, не бойся.

            Из-за куста вышел мужчина лет 30: вид настороженный, взгляд пристальный, в руках — рогатка. Одет он был в тренировочные штаны и камуфляжную майку, на голове – пижонская бейсболка  с прикрепленными для маскировки ветками.

            — Ополченец, что ли? – окинул его взглядом Путник. – Или это в регулярных войсках послабление с формой вышло?

            — Да у нас тут по-домашнему, — уклончиво ответил странный пограничник. – Чего насчет закурить-то?

            Вскоре оба уже сидели и дымили, приглядываясь друг к другу.

            — Куда шел-то? – первым нарушил молчание страж границы.

            — Куда глаза глядят! Хожу вот, жизнь изучаю, — охотно откликнулся Путник.

            — А с какой целью?

            — С целью сбора и передачи знаний и обмена опытом. Люблю, понимаешь ли, делиться!

            — Делиться, значит, любишь… — задумчиво произнес пограничник.

            — Ну да. Можно сказать, в голове у меня большая энциклопедия полезных советов, — весело сказал Путник.

            — Советов, говоришь… — еще больше призадумался суровый воин. – И всем советуешь?

            — Всем, кто хочет слушать. Служивый, а ты мне вот что скажи: куда я забрел-то? А то вдруг ненароком сунусь не туда, а ты по мне шарахнешь со всей дури. У тебя вон оружие имеется, — и он кивнул на рогатку.

            — Оружие! – горько усмехнулся страж границы и бросил рогатку наземь. – Да супротив нее любое оружие – фикция одна. Она найдет, как достать. Все время умудряется сквозь кордоны просочиться.

            — Да кто она-то? – в очередной раз спросил заинтригованный Путник. – Что за напасть такая?

            — То-то и напасть, — судорожно вздохнул камуфляжный. – Бывшая моя, вот что за напасть. В прошлом – жена, а теперь вот – захватчица и злостная нарушительница.

            — Что, по-плохому расстались? – сочувственно спросил Путник.

            — Да лучше бы по-плохому! – вскинулся пограничник. – Поругались бы, и каждый – в свою жизнь. А мы по-цивилизованному. Что называется, «остались друзьями». То есть я сам не понимаю, разошлись мы или нет.

            — Живете под одной крышей, никак?

            — Не, под разными. У меня уже другая семья. Но ей это по фигу, ее в моей жизни вроде как не меньше, а еще больше стало.

            — Это как так?

            — Ну, как? Постоянно границы нарушает, вот как! Лезет на мою территорию, — пожаловался незадачливый защитник суверенного государства. – Ни днем, ни ночью расслабиться не могу. Все время жду: вот сейчас телефон зазвонит.

            — Даааа… А ты ей правила свои обозначал?

            — Обозначал, конечно! – оживился воин. – Так она не учитывает! Она все слышит так, как ей надо, а делает, как считает нужным, остальное – побоку. И раньше было так же, когда еще вместе жили. В общем, после развода еще хуже достает.

            — Если достает, значит, хочет тебя видеть, — предположил Путник.

            — Да это-то ясно, — уныло махнул рукой страж границы. – Да только меня-то она не спрашивает, хочу ли я ее видеть? Мне бы отдохнуть от этих «дружеских отношений». А она звонит и звонит…

            — Любит, наверное?

            — Какое «любит»? – почти взвыл камуфляжный. – Разве так любят? Она ж меня, как волка, флажками обложила.

            — А ты так и норовишь махнуть через флажки, на волю…

            — Да вот вроде махнул уже. А воли не чувствую. Все время приходится бдить, чтобы границу не нарушала! От телефона уже шарахаюсь…

            — А зачем разговариваешь?

            — Так у нее пароль! – в отчаянии махнул рукой страж.

            — Какой такой пароль?

            — Пароль «дети», отзыв – «отец», — объяснил воин. – Она мне про детей звонит. Дети же с ней остались, ну она меня и давай подтягивать, вроде как «детям нужен отец».

            — А что, не нужен? – спросил Путник. – Или ты их не любишь?

            — Да люблю, люблю. И не отказываюсь. Только вот знаешь, честно тебе скажу: нутром чую, что они дл нее как повод. Ну, чтобы мне позвонить. Или написать. А меня прямо с души воротит. А что она меня за китайского болванчика держат? Ну, я и уклоняюсь, как могу. Детей, конечно, жаль. Но вырастут – поймут. Я им объясню.

            — Если они к тому времени захотят тебя слушать, — заметил Путник.

            — Да я понимаю, — увял пограничник. – Только все равно: ну не могу я! Достала она меня. Я ведь новую жизнь начал, другую семью завел, отношения строю, то-се. А она врывается, как к себе домой. Моя новая напрягается, чего мол, ей, какого рожна? А я что объяснять должен? Скажи, мне это надо?

            — Тебе виднее, — неопределенно отозвался Путник.

            — Тут случай был – вааще! В 6.30 телефон заверещал, прикинь? Глянул – она, блин! Ей по фигу, какие у меня дела, может, занят, может, сплю еще. Она только свои идеи признает. А на мои реалии ей плевать.

            — Какой-то ты чересчур нервный, братан, — усмехнулся Путник. – Для погранвойск – так просто белобилетник. Ты что ж, поэтому столбы поставил и колючей проволокой обложился?

            — Ну! А что еще делать, если только расслабишься, а она уже вторглась? И такая вся невинная, воздушная, глазками наивно так луп-луп… «Я же, мол, из лучших побуждений, не для себя, для детей!». А я получаюсь монстр и нерадивый отец.

            — А ты радивый? – задал наводящий вопрос Путник. – Помогаешь, участвуешь, воспитываешь?

            — Да какое там… — повесил голову воин. – Я же, получается, ее избегаю, так и их тоже. Вроде как дети заложниками оказались.

            — Когда военные действия разворачиваются, в заложниках всегда оказываются те, кто слабее, — в упор глянул на него Путник. – Ты ж мужик! Найди выход!

            — Мне бы отдохнуть. Подумать, осмотреться… — тоскливо сказал защитник границы, глядя в сторону. – В себя прийти. Если б она на меня не давила! Когда она давит и требует, мне все наперекор делать хочется. Назло! И чтобы граница на замке!

            — Ну, удачи тебе, — сказал Путник, поднимаясь с травы. – Держи свою рогатку. Похоже, ты с ней расстаться пока не готов. Отстреливайся! А мне пора.

            …Путник шел вдоль границы и высматривал женщину, которая обязательно должна была появиться. «Я ее дождусь и поговорю, — думал Путник. – Ведь кто-то должен первым прекратить эту глупую войнушку! Я ей объясню, что границы появляются, когда есть угроза вторжения. А когда все уважают суверенитет, границы ни к чему. И что надо просто отойти, исчезнуть. Тогда со временем и границы откроются, и международный туризм начнется».

Он ей расскажет, и она поймет. Ведь кто-то же должен вести себя как взрослый!

             А у контрольно следовой полосы, под кустом сирени, сидел усталый пограничник, мрачно вертя в руках то грозную рогатку, то пока молчащий телефон. Думы его были невеселые. Путник заронил в его душу зерно сомнения, и ему было неуютно. Он думал о маленьких заложниках большой войны, в которой непонятно было, кто пострадавшая сторона.

Граница все еще была на замке.

 

Автор: Эльфика

http://www.elfikarussian.ru/

http://www.doktorskazka.ru/

http://dragon.elfikarussian.ru/

Метки текущей записи:
, , , ,
Статья прочитана 4531 раз(a).

Автор статьи:

написал 250 статей.

Оставьте комментарий!

* Ваше   cообщение
* Обязательные для заполнения поля