ДЫМНАЯ СКАЗКА

16.04.2013 Автор: Рубрика: Вредные привычки

 Перед этим у меня как раз была сильная головная боль. Наверное, со мной приключился мгновенный обморок. Или, может, даже  микроинсульт. А может, просто – переход в иное измерение. Иначе объяснить случившееся я не могла. Но все это произошло со мной  на самом деле, ощущалось вполне реальным  и впоследствии очень на меня подействовало. Впрочем, все это я осознала гораздо позже, а в тот момент…

… Кто-то похлопал меня по плечу.

- Эй, девушка! Ты что, не в себе? Открой глаза! Посмотри на меня, говорю!

Я открыла глаза. Прямо передо мной маячило чье-то встревоженное лицо.

- О, слава Богу! А я уж думал, умираешь.

- Нет… Я еще молодая…- с трудом разлепив губы, проговорила я. – Но что-то случилось. По-моему, я в обмороке была. Или нет?

- Да кто его знает? Может, и была. Тут такая экология неблагоприятная, что иной раз и сам не пойму, жив я или мертв. Идти сможешь?

- Кажется, да… — решила я, пошевелив руками и ногами. – У меня все как-то плывет перед глазами…

- Ничего, я тебя провожу. Ты откуда сама будешь? – полюбопытствовал мой собеседник. – Что-то я тебя в этих краях прежде не примечал.

- Да местная я, с Красного бульвара, — ответила я, все еще пытаясь прийти в себя.

- Это где же будет, возле Главной Артерии, что ли?

- Ага, примерно там, — кивнула я. Что за странный тип: не знает Красного Бульвара, который в нашем городке главная достопримечательность, и центральную трассу называет так высокопарно – Главной Артерией?

- Ну, пошли. Я тебя до Поджелудочной доведу, а дальше сама, а то мне в другую сторону. Мы-то сами издалека, с Коленной Чашечки будем, — сообщил он.

Я морщила лоб, пытаясь сообразить, где в нашем городе расположена улица Поджелудочная и место под названием Коленная Чашечка. Почему-то все время всплывала картинка с чашей нового стадиона в районе новостроек. Да какая мне разница, где он там живет? Я плюнула и решила не напрягаться. Голова вроде не болела, но была пустой и гулкой, и мир все еще расплывался.

– Ходил вот родственников навещать, они в центре живут, в самом Сердце, — продолжал мой провожатый.

- Ну и как они там поживают? – ради вежливости осведомилась я.

- Да неважно там стало. Ослабло поселение, что и говорить. И динамики маловато, и с питанием все хуже и хуже.  Застой!

- Везде застой, — согласилась я. – У нас вот тоже… Капитального ремонта который год ждем, а никто и не чешется.

- Капитальный ремонт – не дай Бог! – покачал головой он. – Это уже когда совсем все сыплется. У нас, слава Богу, пока жить можно, но косметический не помешал бы. А вот неподалеку от родственников райончик есть, где перерабатывающий завод и очистные сооружения  – так там вообще дело труба.

- А чего так?

- Да у них там все время дым. Дышать нечем, и все черное от осадков. Сажа, понимаешь ли…

- Неужели у нас такой район имеется? Никогда не слышала.

- Да мы скоро как раз мимо него пойдем. Сама увидишь. Странно, что ты до сих пор не замечала. Со зрением-то как?

- Да вроде нормально. Но мне по сторонам смотреть некогда, знаешь, как это бывает: работа-дом, дом-работа… Остановиться некогда.

- Ох, знаю, — вздохнул он. – У нас тоже не посачкуешь. Впахиваешь, впахиваешь… А связки уже не те, и отложения солей – знаешь какие? Скоро вообще все производство встанет.

- Сочувствую, — искренне проговорила я. Надо же, везде один и те же проблемы.

- Вон, смотри, тот самый райончик, про который я тебе говорил, — кивнул он. – Сплошные заводы и трубы. Даже отсюда видно, как там все непрезентабельно.

Да уж… Там и впрямь было много труб, а меж ними какие-то заводские сооружения. Строения были серые и бурые, с черными потеками, как будто их не обновляли со дня постройки. Небо над ними – низкое, свинцовое и мрачное. Даже растения, произрастающие на той территории, выглядели серыми и пыльными.

- Ну и место! – вырвалось у меня. – Как тут люди существуют?

- Ко всему привыкаешь, — философски заметил мой спутник.

- А давай поближе подойдем? – попросила я. – Хочу рассмотреть.

- Тут небезопасно, — предупредил он. – Имей в виду, если тебя с непривычки накроет – можешь вообще в ящик сыграть.

- Да мы на минуточку. Если что – отбежим.

Мы подошли поближе. Вблизи вид района был еще более удручающим. Я разглядела, как на постройках дрожат какие-то неопрятные лохмотья, и по земле растекаются грязные лужи – то слизистые, то похожие на разлитый гудрон. Меж ними передвигались какие-то сутулые фигуры, видать, работяги, все в черном и темно-коричневом, и лица у них были угрюмые и озлобленные. На нас они не обращали никакого внимания.

- Это работяги с очистных. Говорят, им за вредность даже не платят, — насплетничал мой проводник. – Ни молока в достаточном количестве, ни абсорбентов, ни спецсредств. А вкалывают будь здоров – без выходных. В выходные даже еще больше работы. И отпуска им давно не дают. Вообще!

- Ничего себе! – ахнула я. – Это что же за беспредел???

- Когда хозяева только о своем удовольствии думают, ясное дело, тогда и беспредел. Пойдем отсюда, — дернул меня за рукав мой новый знакомый. – Не стоит здесь задерживаться. Мало ли что…

Но я вдруг обнаружила, что нечаянно наступила на что-то густое и липкое, и теперь не могла сдвинуться с места.

- Погоди, я сейчас, — сказала я, стараясь отодрать сапог от асфальта. – Тьфу, мерзость какая!

- Эээ, девушка, да ты  в конденсат вляпалась, — встревожился мой спутник. – Стой смирно, я к тебе близко подходить не стану, а то и я влипну. Сейчас, найду какую-нибудь орясину подходящую и протяну тебе.

- А что за конденсат? – спросила я, но он не успел мне ничего ответить.

- Газы! – раздался многоголосый крик с той стороны, и я увидела, как люди из опасного района забегали, шустро кинулись к строениям, на ходу доставая из карманов и натягивая на себя маски-респираторы.

- Ну, попали! – в сердцах бросил мой попутчик. – Говорил же, не надо близко подходить. Сейчас и нам достанется.

- Чего достанется-то? – обеспокоилась я, задергавшись на месте, как прилипшая к клейкой ленте муха-цокотуха.

- Дым пошел, не чувствуешь, что ли?

И тут я поняла, что и правда  — вся местность стремительно заволакивается дымом.  Запахло противно – как в привокзальном туалете.

- Ну что там? – крикнула я. – Послушай, я боюсь!

- Ищу! Не дрейфь, я тебя не брошу! – ответил мне он. – Постарайся задержать дыхание, пережди – потом будет передышка.

- Ага-гха-гха… — закашлялась я.

Дышать было совершенно нечем, и я раскашлялась не на шутку.

- Эй, пришлые! Вы чего тут? Не слышали предупреждение, что ли? – крикнул кто-то со стороны очистных. – Газовая атака же!

- Да девушка тут увязла! – ответил мой спутник. – Надо бы как-то вытащить ее оттуда, подмогни, а?

- Сейчас, — буркнул тот и полез через ограждение. – Не дышите! Вторая волна идет!

Вторая волна оказалась еще хуже первой. Видимость почти исчезла, запах  стал и вовсе невыносимым.

- Держись, терпи! Это минут 5 будет длиться, потом полегчает, — сообщил работяга. – Как только кончится – вытянем тебя, не бойся.

- Ой, мамочки, — только и простонала я, едва успев отдышаться до третьей волны. – Да что ж у вас тут творится???

- Да эти хозяева сами не знают, что творят, — с досады сплюнул он. – Все, не дыши! И глаза лучше закрой, а то зрение упадет. Дым их разъедает.

Мне показалось, что прошла целая вечность до того, как чадный смрад стал рассеиваться. Я успела вдосталь надышаться этой гадостью, и у меня вышло некоторое помутнение в мозгу, поэтому я плохо запомнила, как они меня там вытаскивали. Но вытащили, хотя мои любимые итальянские сапоги и остались в луже конденсата.

- Ну ты как? – озабоченно спросил меня работяга.

- Плохо, — прохрипела я. – Жуткое место. Как вы тут вообще еще не разбежались?

- Дык мы ж с очистных, — пожал он плечами. – Если еще и мы разбежимся, все тут кругом погибнет на фиг. Тут знаешь какое задымление бывает? Иногда по нескольку раз в час авралим. И вредные вещества лавиной прут – смолы, конденсат, канцерогены всякие.  Надо все собрать, разложить на составляющие

утилизировать, последствия ликвидировать.

- Что-то у вас с ликвидацией последствий плоховато, браток, — заметил житель Коленной Чашечки. – Вон как все уделано, глаза бы не глядели.

- Так не успеваем же! – махнул рукой тот, что с очистных. – Пока мы одно чистим, она уже следующую порцию дыма напускает. Захлебываемся! Уже и соседи жаловаться стали, что на них тоже задымление действует. Печенка вон давеча вообще бунтовать начала. Болеет она, вредно ей дымом дышать…

- А кто это «она», которая дымит? – спросила я.

- Хозяйка наша. Она тут всем владеет, ну и рулит, как сама пожелает. О последствиях не думает – ей, похоже, по фигу, что все остальные тут задыхаются к чертовой матери.  Все прокоптила, зараза!

- Точно, зараза! – горячо согласилась я. – А вы бы на нее в органы написали!

- Так органы сами на нее и жалуются все время,  – простодушно удивились оба моих спасителя. – Хозяйке никто не указ, это ж ее личные органы. Она ими и управляет, как заблагорассудится.

- Везде коррупция! – ахнула я. – Вот уже и органы все под хозяевами ходят…

- А ведь когда-то здесь цветущий край был! – мечтательно произнес местный. – Все свеженькое, розовое, воздушное! А кислорода-то сколько! Сплошной озон! Это еще когда трубы конденсатом не забились…

- А почему ваш конденсат на чужой территории? – вспомнил человек с Коленной Чашечки. – Мы ж вроде в опасную зону не лезли, поодаль проходили, а вот она все равно вляпалась.

- Опасная зона с каждым днем расширяется, — объяснил тот. – Хозяйка же не дает нам времени на генеральную чистку, а в режиме аврала попробуй, поработай! Только текущую и успеваем делать. Трубы уже ни к черту, там просто пробивать под давлением уже все надо, и промывать еще потом. Смола – она ж густая и липучая, с ней так просто не справишься. В общем, отдыхать некогда.

- Вот и мы с отложением солей мучимся, — согласно подхватил коленночашечник. – Откуда она и берется, эта соль? Залежи уже!

- Так все из-за дыма, — ответил работяга. – Он воду связывает, видать, соли-то ваши растворяться и перестали. От него вообще все трубы хрупкими становятся, словно стеклянные, того и гляди, лопнут! – такой он, понимаешь ли, зловредный, этот дым.

- Ребята, а у вас закурить не найдется? – попросила я. – Очень уж я перенервничала, а своих не взяла.

- За-ку-рить? – раздельно спросил работяга, пристально уставившись мне в лицо.

- Ну да… сигарету, — немного растерявшись, уточнила я.

- Слышь, друг? Ты где ее нашел? – не отрывая от меня подозрительных глаз, спросил заводской. – Ты ее давно знаешь?

- Да нет, только что познакомились. Я ее на левой стороне подобрал, неподалеку от Сердца, ей там дурно стало. А что?

- А то, что сдается мне, она такая же, как наша Хозяйка, — медленно проговорил заводской. – А может, это и вовсе – она и есть?

- Хозяйка? – насторожился второй. – Думаешь?

- Предполагаю… Уж очень похоже! Курить ей, видите ли, хочется… Невмоготу ей… Дым, значит, в себя вводить, намерена. А что при этом внутри делается – наплевать, да? А как мы тут без отдыха и срока пытаемся внутренние органы спасти – по фигу??? А то, что сажа и копоть уже все Легкие забили – неважно???

- Да мы тут все скоро задохнемся! – взвизгнул коленночашечник. – И суставы окостенеют, с солями то!

- Братва-а-а-а! Все сюда-а-а-а!!!! Хозяйку поймали! – изо всех сил завопил заводской. – Погодь, сейчас мы тебе устроим собрание трудового коллектива… Значит, Сердце, Почки, прочие органы впахивают с тройной нагрузкой, а ты их гнобишь??? Последнего глотка свежего воздуха лишаешь??? Фрукты-овощи и то не каждый день, а молока и вовсе не получаем! Ну, погоди! Ты у нас за все ответишь!

- Печенку! Печенку позовите! – с азартом завопил мой спаситель. – Уж она-то про местную экологию все расскажет, бедолага!

Я увидела, как со стороны очистных сооружений несутся со всех ног темные фигуры, и их вид мне не внушал никакого желания познакомиться поближе.

- Неееет! – в ужасе завопила я и со всех ног бросилась бежать – как была, в одних чулках.

- Держи ее! Не давай уйти от ответственности! – неслось мне в спину.

Я летела, не оглядываясь, и больше всего боялась, что меня сейчас догонят и растерзают. Если бы мой родной город и район кто-то довел до такого плачевного состояния – я бы первая вышла на улицу с транспарантом и била бы во все колокола.  Но в данном случае обижаться можно было только на себя – я ведь действительно регулярно вводила в легкие клубы смрадного дыма, и никогда не задумывалась, а каково там, внутри, моим органам, всем этим дышать?

Я тоже стала быстро задыхаться от быстрого бега (а что вы хотели от курящего человека???), в глазах у меня потемнело, и я, кажется, отключилась…

 

***

- Что это было? – с трудом разлепив губы, спросила я бог весть у кого. Я была все еще не в себе, а рука моя возила по тумбочке, пытаясь зацепиться за что-то привычное и надежное. Ага, вроде нащупала…

- Нет!!! – взвизгнула я, осознав, что по привычке тащу из пачки спасительную сигарету. Я так отшвырнула ее от себя, как будто это была мерзкая скользкая жаба. Да, собственно, так оно и было!

- Ну уж на фиг! – пробормотала я, мигом соскочив с постели. – Нет, нет и нет! Я – за чистый город и за чистые легкие.

- И чем ты меня, интересно, заменишь? – казалось, пачка ехидно ухмыляется.

- Не знаю! – гордо сказала я. – Но уж будь спокойна, что-нибудь придумаю. Пора заканчивать эту дымную сказку…

Я знала, что мне будет нелегко, но понимала, что могу и хочу все исправить и восстановить экологию в собственном организме.

- Я — за чистое небо! – твердо сказала я, выбрасывая пачку в мусоропровод. – Да здравствует солнце, да скроется тьма!

Автор: Эльфика

Метки текущей записи:
, , , ,
Статья прочитана 6093 раз(a).

Автор статьи:

написал 152 статьи.

Комментарий один »

  • любимый пишет...
    06.11.2014 в 12:41 дп

    Классная сказка!!! Главное чтобы помогла

Оставьте комментарий!

* Ваше   cообщение
* Обязательные для заполнения поля